Ежедневно с Иисусом — Jesus today — новостной христианский портал
Image default
Важное Жизнь церкви Интервью Музыка

«Надо дорожить свободой» — интервью с лидером христианской рок-группы Secta

Христианская рок-группа Secta в этом году отмечает свое 20-летие. В самом начале пути «творческие авангардисты» из Челябинска записывали песни на кассетный магнитофон, а сегодня работают в студии с саунд-продюсером и готовятся к выходу очередного альбома, в который войдут лучшие композиции в новых аранжировках.

Об истории группы, отношении к критике, источниках вдохновения и творческой мечте мы поговорили с лидером группы Дмитрием Блиновым.

— Как возникло название группы Secta? Были ли еще какие-то варианты, почему остановились на этом? 

— Мы, как группа, начали выступать в конце 90-х, я был в поиске названия. Однажды мы участвовали в евангелизации небольшого уральского городка. Концерт проходил на улице — каждый мог подойти и послушать. До начала нашего выступления оставалось несколько минут, и я случайно услышал чей-то диалог:

— А что за концерт?

— Да секта какая-то, сейчас про Бога петь будут.

Мне тогда и запало это в сердце. Где-то через полгода один из основателей группы Сергей Некрасов предложил этот вариант названия, что меня удивило. Я согласился с ним, когда придумал расшифровку: Cвободный Евангельский Клуб Творческих Авангардистов.

— А в чем вы сами в первую очередь видите свой авангардизм?

— Нам нравится смешивать стили, создавая что-то нестандартное в музыке. В текстах песен мы экспериментируем с образами, подачей мыслей и идей, с рифмами, допускаем даже их отсутствие.

— В статье о группе в Циклопедии в разделе «Музыка» есть слова: «с выходом каждого нового альбома на группу обрушивается очередная волна критики за его музыкальное и текстологическое содержание». Расскажите об этом подробнее — как много было критики в начале творческого пути, были ли вы готовы к ней, как справлялись? 

— В начале творческого пути мы экспериментировали и пробовали свои силы в разных музыкальных направлениях, нам это было интересно. Какое-то время я учился в Екатеринбурге и вращался в творческой среде, дружил с музыкантами. Тогда совершенно не хотелось делать то, что уже делали другие христианские рок-группы — по сути, они продолжали петь все те же песни прославления, только в стиле рок. Хотя в конце 90-х таких групп было еще совсем немного, а на Урале их не было вообще.

Когда я стал ходить в церковь, то начал отмечать проблемы, на которые хотелось обратить внимание других людей, чтобы что-то изменить, повлиять на ситуацию. Об этом и писал песни, на ощупь создавая собственное направление и стиль. Музыка и тексты обрели характер протеста. Это было что-то смелое, молодежное. Но так как мы выходцы из консервативной баптистской церкви, не все, что мы делали тогда, приветствовалось. Нам, молодым музыкантам, с любовью говорили: «Братья, надо петь позитивно». В принципе, мы были готовы к критике, потому что песни были другими для того времени, вызывали много вопросов. Отвечал на все я, как лидер группы — помолившись, шел на беседы с наставниками. Как правило, все заканчивалось мирно — относились с любовью, уважением и терпением друг ко другу, старались искать общее. Спасибо за это руководству нашей церкви. Плюс ко всему на тот момент у нас уже были свои слушатели, это сильно поддерживало.

— Были ли моменты, когда хотелось закрыть проект из-за непонимания аудитории? И есть ли разница в критике христианской и не христианской?

— Конечно, были неприятные моменты, но критиковали настолько грамотные люди, что их оценка воспринималась скорее как совет. Если говорить о критике христианской и не христианской, то мы бы не стали так разделять — есть критика полезная и пустая, вне зависимости от источника.

— В той же статье говорится, что в 2001-2004 годах группа активно принимала участие в евангелизационных концертах в Челябинске. Что это были за концерты, кто их организовывал? Как вас принимала публика?

— Да верно, в эти годы мы очень много выступали. Организаторами концертов были церкви — в первую очередь, конечно, наша. Программы, как правило, состояли из наших выступлений, иногда с выступлениями других музыкантов и проповедями. Люди принимали довольно доброжелательно. Были те, кто после таких концертов приходили в церковь. Это было прекрасное время.

— В одном из интервью говорится, что были выступления на сценах сельских домов культуры, детских колоний и больших областных христианских конференций — где группе больше всего нравится выступать и почему?

— Мы выступали на разных площадках, но все-таки ближе, пожалуй, небольшие концерты, когда собираются наши друзья и те, кто любит нашу музыку. Тогда есть возможность просто общаться в непринужденной обстановке и петь вместе.

— Выступаете ли вы в своей церкви? Ваш пастор, прихожане — поддерживают ли ваше творчество, помогают?

— В своей церкви мы сейчас не выступаем, поскольку ходим в разные церкви в разных странах. Александр — в России, я — в Италии. Но раньше, до того, как мы все разъехались, мы ходили в одну церковь в городе Челябинске. Конечно, нас поддерживали — и пастор, и наши братья, сестры во Христе. Наша репетиционная база была в церкви.

— А знаете ли вы о случаях, когда ваша музыка подтолкнула людей к Богу, заставила о Нем задуматься, начать Его искать или стать ближе к Нему? 

— Да, конечно, нам много пишут и рассказывают личные свидетельства. Однажды нам написал человек, который рассказал, что когда был в местах лишения свободы, у него была кассета с нашими записями, благодарил. Мы никогда не забудем детские дома и детей, которые подходили к нам после выступлений и благодарили.

— За что вас любят ценители вашего творчества, что они говорят?

— Кто-то ценит за тексты, кто-то за музыку. Каждый находит что-то свое. Нам пишут разные люди, разных возрастов. Это здорово — спасибо всем, кому нравится наша музыка.

— Как вы пишете новые песни, что является главным источником вдохновения? Есть ли у группы какие-то творческие традиции?

— Как правило, появляются мысли на ту или иную тему, или вижу какие-то сюжеты из жизни и записываю их. Потом из этих записей рождаются песни. Вдохновляет в первую очередь Бог, жизнь во Христе, церковь. Мы постоянно в творческом движении, поэтому о каких-то серьезных традициях сложно говорить.

— Какой альбом в своей дискографии сама группа считает самым лучшим или особенным и почему?

— Самый лучший — это, наверное, тот, над которым мы сейчас работаем, потому что в нем будут собраны наши любимые песни в новых аранжировках. А вообще каждый альбом — это определенный отрезок нашей жизни, наших переживаний, вложенных сил и средств.

— Насчет средств — в одном из последних интервью вы сказали: «мы независимы ни от кого, мы можем себе позволить экспериментировать с аранжировками и текстами <…> На данный момент у нас нет желания создавать что-то коммерческое, скорее всего, это будет альтернативный альбом, направленный на небольшую аудиторию, но это будет не скоро». А есть ли в истории группы что-то, что позиционировалось как коммерческое и создавалось в том числе с ожиданием материальной отдачи? Что позволяет группе быть независимой?

— В том интервью речь шла о звуке — коммерческий звук песен более прозрачный и чистый. К примеру, альбом «Слон» близок по звучанию к коммерческому, а вот, например, альбом «Слепой» более альтернативный, в «гаражном» стиле. Специально коммерческих проектов, для того чтобы получить сверхотдачу, мы не делали. На данный момент группа независима ни от кого, потому что мы находимся на самофинансировании. Нас это вполне устраивает. Слава Господу, что Он дает нам все необходимое для этого.

— Какая у команды творческая мечта? На что хотелось бы повлиять в христианском музыкальном творчестве, возможно, как-то изменить?

— Сложный вопрос, потому что все, чего мы хотели, у нас уже есть. Когда-то мы записывались на простой кассетный магнитофон и мечтали работать в студии — сейчас мы работаем в студии с самым лучшим саунд-продюсером и музыкантом Евгением Солнечным. Когда-то о нас никто не знал, сейчас наши песни достаточно известны в христианском музыкальном мире. Мы благодарны Господу за это. В современной христианской музыке нам нравится прежде всего то, что сейчас есть большой выбор стилей, не так как это было в 90-е. Что-то менять? Нет, мы бы не стали. Христианские музыканты — это люди размышляющие, они с годами меняются, если, конечно, двигаются в нужном направлении, и их песни становятся глубже, преображаются и оттачиваются. Я считаю, что надо дорожить свободой и ценить то, что у нас есть. А еще надо молиться за творческих людей и поддерживать их.

Евгения Новикова специально для БОГ.NEWS

Источник : Бог Ньюз

Интересное

Следуйте за Иисусом, будьте готовы страдать

Jesus Today

Сожительство или законный брак?

Jesus Today

Большинство молодых американцев, покидающих церкви, назад не возвращаются — исследование

Jesus Today